Кони казаков — черноморская порода лошадей

Кони казаков — черноморская порода лошадей

До середины XVII в. торговля лошадьми оставалась в основном и руках татар. Каждый год татарские купцы пригоняли в Москву, Тверь и Ростов до 30—50 тыс. лошадей. Из них около 8 тыс. отбирали и закупали для царских конюшен, остальных продавали частным лицам. Цена этих лошадей в то время была от 5 до 15 рублей за голову. Из вырученных денег 5 % купцы уплачивали в казну.

Впоследствии торговлей лошадьми занялись и русские купцы, которые закупали у татар лошадей и после передержки на обильном корме продавали их боярам. Торговля велась на специальных площадках, все сделки записывались в книги, и при этом взыскивались пошлина — 3 деньги с рубля в пользу казны . Многочисленные конские площадки в Москве, других городах и некоторых селах приносили казне в конце XVII в. доход до 10 000 рублей в год, ЧТО свидетельствует об очень большом объеме торговли лошадьми н то время. Это было возможно только при развитии коневодства. И действительно, кроме коннозаводства, представленного государственными, боярскими и монастырскими конными заводами, t у шествовало и массовое крестьянское коневодство. Огромное поголовье лошадей содержали народы, населявшие окраины России: Украину, Дон, Кубань, а на востоке — Урал и Сибирь.

На Украине постоянно имелось сверх поголовья, необходимого для ведения хозяйства, до 60 тыс. лошадей, пригодных для военных целей. Украинские, или, как их называли в то время, черкасские, лошади были преимущественно верховыми. На их типе отразились продолжавшиеся в течение нескольких веков скрещивания местных южнорусских и восточных лошадей, которых казаки добывали в военных походах против татар и турок. После ликвидации Запорожской сечи и переселения в 1792 г. казаков на Кубань приведенные ими украинские (запорожские) лошади смешивались с местными, в первую очередь ногайскими, кабардинскими и различными горскими. Постепенно сложилась черноморская порода, дававшая строевых коней кубанским казакам. Украинская же лошадь как самостоятельная порода в XIX в. прекратила свое существование.

Совсем другой была судьба донской породы. Донские казаки еще в конце XVII в. выставляли войско из 20 тыс. всадников. С переселением в начале XVIII в. на Дон калмыков количество лошадей здесь начало быстро расти. Приведенные калмыками многотысячные табуны лошадей монгольского корня стали основой донской породы. Они смешивались с местными южнорусскими, а также с захваченными в боях горскими, турецкими и другими восточными лошадьми. К концу XVIII в. окончательно сложился тип старой донской лошади. Вот как описывает ее характерные особенности автор XIX в.: «Лошадь небольшая, всего около двух аршин и одного вершка (147 см — Д. Г.) ростом, на довольно высоких ногах, прямых, крепких, сухйх. с твердой роговой частью копыта, с глубокой подпругою. с несколько подобранным животом (не утробистая), с довольно высокой отлогою холкой, отличною прямою спиной и сильною почкою; лопатка и плечо прямые, зад довольно округлый и не очень свислый; хвост хорошо приставлен, густой, длинный и на ходу отделяется. голова длинная и хотя довольно сухая, но горбоносая с узким лбом и близко приставленными довольно большими и весьма подвижными ушами; глаз небольшой, светлый. Спереди и в плечах донец не широк, но в кострецах (маклоках) всегда имеет достаточный простор. Мышцы сухие и крепкие. Масти рыжие, серые, иногда гнедые, караковые и весьма редко вороные. На больших расстояниях донец очень вынослив: на Дону скачут по 10, 15 и до 30 верст. Шаг очень хорош: шесть верст в час обыкновенно, а нередко ходуны и по 7 верст в час; но к хорошей правильной рыси донцы мало способны. Сносливость такова, что при хорошем сбережении служат исправно до 20-летнего возраста. На корм неразборчивы благодаря суровым превратностям степной жизни. Пугливые между ними очень редки: донская лошадь под казаком идет всегда смело вперед и не закидывается ни перед препятствием, ни перед выстрелами» .)

Кони казаков — черноморская порода лошадей

На первый взгляд сведения о казачьих конях чрезвычайно противоречивы. С одной стороны утверждается, что казаки ездили на маленьких злых и мохнатых лошадках, неказистых и пузатых, не имеющих никаких достоинств в экстерьере. С другой стороны, утверждается, что казачьим коням не было равных в быстроте и выносливости. Давайте разберемся последовательно и спокойно.

Читать еще:  Какие животные рождаются слепыми?

Первое. Казаки в разные времена и в разных войсках ездили на разных лошадях. Общим было только одно: это были кони местных пород.

Второе. Столетиями казаки пригоняли из всех походов как величайшую ценность самых дорогих и резвых коней и улучшали местные породы.

Третье. Казачье коневодство, минимум триста лет назад, стало профессиональным, но, прекрасно организованное на самой современной научной основе, казачье коннозаводство и коневод­ство опиралось на широчайшее, так называемое, народное кон­нозаводство. То есть рядом с большими войсковыми, госу­дарственными и частными конными заводами в каждой казачьей избе было до десятка своих коней и линии коннозаводства прослеживались на протяжении многих поколений. Казаки на память заучивали родословные своих коней и прекрасно пла­нировали все воспроизводство, умело скрещивая представителей самых выдающихся пород.

В результате казаки сумели сохранить к XX веку многие породы, утраченные во всем мире. И одновременно не только улучшили местные породы, но и вывели новые. Поэтому казаки первой мировой сидели совершенно на других конях, чем во времена Наполеона или еще раньше во времена Петра и Булавина.

Коневодческая работа шла непрерывно во всех казачьих войсках. И ежегодно результаты этой работы строго и жестко оценивались на атаманских смотрах. Вспомните сцену призыва и осмотра конного состава в Тихом Доне — убедитесь, что от

казачьего офицера-ремонтера, то есть ведающего заменой лоша­дей, ничего скрыть было невозможно. Знания о лошадях, объе­диненные в самостоятельную древнейшую науку иппологию — огромны, даже упомянуть обо всех сторонах этой науки и практики коневодства и коннозаводства в моей книге невозможно, да и не нужно, но о некоторых породах коней, выведенных казаками, сказать необходимо, иначе ничего не понять в казачьей службе.

Древнейшая типично казачья порода, утраченная к нашему времени, но сыгравшая свою великую роль в создании казачьей конницы, ЧЕРНОМОРСКАЯ. Эта порода выведена запорожскими казаками и в ней, как в фокусе, были собраны лучшие черты скифских, кавказских, половецко — татарских и европейских коней. Особенно знаменита была порода в ХУП-ХУШ веках, когда работа по ее созданию была завершена и на конях черноморской породы сидели не только казачьи сотни, но почти вся легкая кавалерия. Выносливая, подвижная, сухая и сильная лошадь, неприхотливая и добронравная.

Почему же она исчезла? Скорее не исчезла, а перестала быть объектом направленной коневодческой работы. Черноморская лошадь в этом меньше всего виновата. Дело в том, что кавалерия всех армий мира «выросла», а черноморские кони были некрупные и невысокие, на смену им пришли кони ДОНСКОЙ породы.

Донская порода тоже порода народной селекции, то есть выведенная тысячами безымянных казаков. В основе породы — лошади кочевников, в основном ногайцев, которым селекционеры прилили кровь восточных пород — персидской, карабахской, туркменской.

Донская порода прославилась в войне 1812 г., когда 60 тысяч донских казаков, сидя на этих удивительных конях, проделали беспримерный по тяжести поход от Немана до Москвы и затем до Парижа. Донские кони неприхотливы, послушны, хорошо приспособлены к табунному содержанию, приспособлены к те­беневке (умеют выкапывать траву из-под снега). Это настоящий военный конь.

Казаки и в 1914 году сидели на конях Донской породы, но. это были совсем другие кони. За столетие порода сильно изме­нилась, став объектом направленной профессиональной селекции.

Породу стали улучшать прилитием крови стрелецкой, орлово ростопчинской пород, чистокровной верховой или английской скаковой…

Тут требуется небольшое отступление:

В мире существуют сотни прекрасных конских пород. Они делятся на верховых, верхово — упряжных и упряжных. Лучшие кони, относящиеся к той или иной породе, называются чисто­породными и только две — арабская и английская скаковая или чистокровная верховая — называются чистокровными.

Кроме всех самых высоких качеств, присущих чистокровным породам, есть одно очень важное: скрещивание с чистокровными породами любую породу улучшает, поэтому кровью чис­токровных пород очень дорожили и дорожат. Прилитие крови чистокровной верховой создает так называемую полукровку, улучшенную местную породу.

На полукровках, или как говорили на англизированных ко­нях, сидели офицеры — кони эти были очень дороги, поскольку выращивались не в табуне, а в заводской конюшне. Казак мог взять подобную лошадь в бою. Правда, вряд ли стал бы ее беречь — скорее всего продал бы в конный завод, содержать такую лошадь было дорого и хлопотно.

Читать еще:  Помидоры с базиликом на зиму

Увлечение улучшением привело к печальной крайности — под влиянием сильной крови, прилитой в породу, исчезали ее характерные черты, в том числе и те, за которые порода ценилась. Так, казаки считали, что «энглизация» сделала донскую породу сырой и изнеженной, лошадь «подросла», но стала менее дельной, костяк стал менее прочным.

Поэтому решено было больше не экспериментировать и сохранить породу в чистоте. До наших дней на нескольких конных заводах разводятся кони донской породы.

И наконец казачье коневодство увенчалось созданием породы, о которой мечтали кавалеристы всех времен — Буденновской. Собственно, создание этой породы было логическим завершением столетий работы безымянных казаков-коневодов, поскольку Бу денновская порода — это скрещенные Черноморская и Донская, улучшенная чистокровными верховыми. Вот описание Буденновс кой лошади: «Промеры (высота в холке, косая длина туловища, обхват груди, обхват пясти) жеребцов в конных заводах 163,4-164,8-188,8-20,6; промеры кобыл 161,8-163,3-189,4-20,1.

Лошади Буденновской породы характеризуются верховым, сравнительно массивным типом телосложения, сухой конститу­цией. Под тонкой эластичной кожей у них хорошо заметны кровеносные сосуды и сухожилия ног. Голова у буденновских лошадей пропорциональная, с прямым профилем, шея длинная, прямая; холка высокая: лопатка длинная, косо поставленная; спина прямая, короткая, ребра округлые, поясница мускулистая, круп длинный, округлый; ноги сухие, прочные, правильного строения.

Масть преобладает рыжая (свыше 80% животных), встречается бурая и гнедая. У некоторых лошадей бывает окраска с золотистым отливом (золотисто — рыжие, золотисто-бурые и зо­лотисто-гнедые). Этот оттенок унаследован от донской и черноморской породы».

«Всего к родоначальницам буденновской породы отнесено 657 кобыл, в том числе 359 англо-донских, 261 англо-доно-черноморских и 37 англо-черноморских. Маток, удачно сочетавших качества исходных пород, подбирали под лучших англо ­донских жеребцов. Таких жеребцов зарегистрировано 59, из них 8 имеют предков черноморской породы».

Я привел эти длинные цитаты, чтобы только чуть-чуть показать, что такое коневодство, каких усилий и затрат оно требует, прежде, всего интеллектуальных, а о материальных и говорить не стоит — кони дороже золота в прямом смысле.

Трагелия породы состояла в том, что, официально зарегистрированная в 1949 году, она появилась слишком поздно — кавалерия в СССР была расформирована уже в 1956 году как устаревший род войск.

Такая же судьба постигла и знаменитую стрелецкую породу, черты которой только отчасти сохранились в терских конях. Казачьи войска, при общей чрезвычайно высокой конной подготовке, были, так сказать, очень специализированы: степовые войска сидели на лошадях степных пород от черноморской до мохнатенькой и страшно выносливой монгольской на Дальнем Востоке; на конях горных пород на Кавказе — кабардинских; уральцы — на конях башкирской породы; а якутский полк — на тех лошадях, что выдерживали чудовищные сухие морозы, ветра и снежные заносы.

В отличие от полков регулярной кавалерии, где кони по сотням подбирались по мастям, у казаков кони были разномастные и ценились по скаковым качествам, но поскольку, как правило, в войсках кони были одной из близких пород, особо разномастным конский полк не был. И всякие разговоры о том, что казаки одеты Бог знает как, в то, что опять-таки Бог послал, а мать ли жена сшила, как умела, и сидит их одежда Бог знает на чем и Бог знает как. мгновенно умолкали, когда дело доходило не до парадов, а до боев!

Казачий конь, питаясь иной раз одной соломой с крыш да сухарями, что сберегал для него хозяин, носил всадника, тянул обозные телеги, а при нужде припрягался к пушкам.

Казачьи лошади делили судьбу казаков — последние на параде и при награде, первые в наступлении, замыкающие в отступлении, втрое больше под седлом, чем армейские и в пять раз, чем гвардейские. Однако, и любили их иначе — не случайно давно сказано: в поле лошади у мужиков, в бою кони у казаков.

Конь — он казаку отец, да и то: отец раз жизнь дает, а конь сто раз спасает!

Черноморская порода лошадей: фото, описание, история породы

Черноморская порода , южнорусская верховая порода, образовавшаяся в результате скрещивания лошадей черкасской породы, приведенных на Кубань казаками в конце XVIII века, с ногайской, кабардинской, карабахской и другими горными породами. При средней высоте в холке около 151 см лошади черноморской породы отличались длинным и глубоким корпусом, сухими конечностями, крепкими копытами. Кобылы черноморской породы были использованы при выведении лошадей буденновской породы.

Читать еще:  Котята норвежской лесной кошки

У кубанцев были свои, особенные лошади. Порода так и называлась – «черноморская». Бесспорно, такого боевого коня хотели иметь многие: их закупали для укомплектования не только конной батареи Кубанского войска, но и других военных округов России. И лишь с 1870-х годов предпочтение стали отдавать лошади упряжной.

От того, был ли конь у казака, зависело многое. Для «безлошадных» (пластунов) военная служба была самой тяжелой. А вот гибель коня в бою считалась огромной потерей и плохой приметой. Такого товарища во время службы нужно еще поискать. К тому же черноморский конь более выносливый и способный к продолжительным походам и в то же время очень недоверчивый и пугливый (чаще из-за ночных нападений волков), что помогало казаку быть более чутким и осторожным.

При этом у коня проявлялся «характер», в котором сказывалась порода и все ее особенности: «Черноморская порода имеет шею плотную и короткую, голову большую – что отнимает у нее статность, легкость и способность собираться на мундштуке. Зато она крепко сложена, сильна, тверда на ногах, крайне перенощива, неразборчива в корме, чутка и памятлива, при всем этом, однако ж, дика и своенравна и больше имеет нужды в узде, чем в шпоре. На это у казаков ведется поговорка: «Кинську голову знайди и ту зануздай» (Историк И. Д. Попка). На черноморского коня, и правда, было сложно надеть уздечку и седло, но если казаку это удавалось, конь вскоре становился покорным, а без упряжи также быстро становился диким.

Кубанские казаки раньше ездили иначе. Разница заметна уже на рыси. Сейчас ездят облегченной рысью, слегка откинувшись назад и подпрыгивая, а казаки ездили по-другому: наклонившись вперед, не подпрыгивая. Теперь нога всадника в укороченном стремени полусогнута (так удобнее), у казаков же нога была вытянута. Просто казаки лучше знали особенности верховой езды и больше беспокоились о своем коне: облегченная рысь для лошади мучительна и ранит холку, а наклоняясь вперед, кубанцы помогали лошади перенести всю тяжесть на передние ноги.

К тому же казаки знали, что ездить нужно много и что за целый день при такой рыси и сами устанут сильно, а полусогнутые ноги быстрее затекают. Вместо шпор использовали плеть, хотя иногда ее даже держать в руках было сложно: правая рука освобождалась для оружия. Еще казаки, в отличие от нынешних всадников, обходились без мундштука, так как считали, что именно из-за него конь бесится. Кубанцы верили, что лошадью можно управлять даже силой мысли, но чтобы достичь такого понимания, нужно жить рядом с животным: самому ухаживать за ним и много времени проводить вместе.

У казаков был своего рода культ коня, который во многом преобладал над другими традициями и поверьями. Именно поэтому даже при прощании с казаком, уходящим на военную службу, очень много внимания уделялось лошади. Жена всегда кланялась в ноги коню, когда на него уже было приторочено походное снаряжение, а мужу своему по давней традиции наказывала возвращаться с победой на том же коне, на котором он уходил воевать. По тому, как вела себя лошадь перед отъездом казака на войну, определяли, вернется ли он домой.

Жизнь же казачонка, будущего воина, начиналась с ритуального круга в седле (на сороковой день от рождения), впоследствии его игры и обучение тоже были связаны с лошадьми. Становясь взрослее, он получал жеребца в подарок. Затем животное помогало казаку в работе по хозяйству и становилось верным товарищем, а иногда и просто терпеливо выслушивало воина во время долгой и нелегкой службы. В случае гибели казака конь принимал участие в обряде прощания. На проводах в последний путь конь под черным чепраком (валек) с привязанным к седлу оружием погибшего казака шел впереди процессии, следом за хозяином, и только за «боевым товарищем» разрешалось идти родственникам. Словом, вся жизнь казака проходила на коне или рядом с ним.

Источники:

http://www.bibliotekar.ru/7-konevodstvo/5.htm
http://birkoff-shark.narod.ru/8-kazkoni.htm
http://kohuku.ru/porodi/verhovie/273-chernomorskaya-poroda-loshadey-opisanie-istoriya-porody.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector